Алексей Губин: для снижения цен необходимо развитие конкуренции на отечественном рынке

Алексей Губин: для снижения цен необходимо развитие конкуренции на отечественном рынке


Год близится к концу, и мы решили пообщаться с экспертом в области международных внешнеторговых операций Алексеем Губиным, доцентом Российского университета транспорта.


— Правительство принимает различные меры для сдерживания инфляции. Так, например, в связи с мерами, принятыми Правительством по сдерживанию экспорта удобрений, хотелось бы услышать Ваше мнение, насколько эффективны будут эти меры в борьбе с ростом на цен на конечную продукцию для потребителя? Ведь вводя пошлину или ограничивая вывоз, страдают те самые участники внешнеэкономической деятельности.

— Да, действительно с 1 декабря 2021 г. по 31 мая 2022 г. включительно Правительство РФ ввело количественные ограничения в отношении азотных и сложных азотосодержащих удобрений. Данная мера весьма оперативна и, в определённой мере, позволит ограничить рост цены на удобрения на внутреннем рынке, что сделает более выгодным производство сельскохозяйственной продукции на территории России. В то же время пострадают доходы экспортеров удобрений. К сожалению, при применении различных мер таможенного регулирования практически невозможно сбалансировать интересы всех сторон, но видимо, выбор в данном случае сделан в пользу отечественного сельского хозяйства, а не расширения экспорта удобрений. В то же время квота находится на уровне текущих поставок, поэтому это скорее превентивная мера.

— Введённая «плавающая» экспортная пошлина на зерновые, по мнению Дмитрия Патрушева, позволяет поддерживать внутренние цены на уровне ниже мировых, сдерживающие пошлины на вывоз подсолнечника, рапса и соевых бобов, а также демпферная пошлина на вывоз подсолнечного масла, что помогает сохранять стабильные цены в данном сегменте. Как, по-вашему, не отразится ли это пошлина всё же на росте именно внутренних цен?


— Механизм гибкого изменения ставок вывозных таможенных пошлин известен уже давно и много лет применяется для вывоза, например, нефти и нефтепродуктов. Как и в случае с удобрениями, невозможно достичь выигрыша всех сторон. Очевидно, что сельхозпроизводители потеряют часть своей экспортной выручки, которую они могли потратить на приобретение зарубежного оборудования и технологий, которых нет на рынке РФ. С другой стороны, рост цен на данные категории товаров на внутреннем рынке также был бы неизбежен, если бы большая часть продукции направлялась на экспорт. Это бы могло усилить социальную напряженность. Положительным моментом является то, что механизм является гибким и реагирует на изменение конъюнктуры. Есть надежда, что в будущем его отладят, и он станет более эффективным. Рост внутренних цен, скорее всего, будет, но в меньшем масштабе, чем было бы без применения данных мер регулирования.


— Какие меры таможенно-тарифного регулирования Вы бы предложили для стабилизирования цен? Год выдался неурожайный, к тому же пандемия, картошку мы частично импортируем из Египта и других стран, реально ли будет при улучшении ситуации вернуться к докризисному уровню цен?


— Как я уже и говорил, сдерживание экспорта и есть одна из мер по сдерживанию цен. Что касается универсального рецепта по снижению цен, то он один — развитие конкуренции на отечественном рынке, рост объемов производства у российских сельскохозяйственных производителей и повышение их конкурентоспособности на мировом рынке. Цены на продовольствие растут в мировом масштабе и России необходимо воспользоваться данной ситуацией для укрепления своего положения как крупного производителя продуктов питания. При росте объемов производства товара должно хватить как для удовлетворения внутреннего спроса, так и для экспорта. Само по себе таможенно-тарифное регулирование может лишь стабилизировать ситуацию и будет эффективно лишь вместе с другими мерами по развитию сельского хозяйства. Необходимо производить товары с более высокой долей добавленной стоимости, чтобы экспортировать не только и не столько зерновые, подсолнечник, рапс и соевые бобы, а продукцию из них. В результате будет возможно обеспечить продовольственную безопасность и не сдерживать рост цен.


— Подкомиссия по таможенно-тарифному и нетарифному регулированию, защитным мерам во внешней торговле Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции поддержала предложение Минсельхоза РФ о введении тарифных квот на импорт замороженного мяса крупного рогатого скота (говядины) и свинины. Решение принимается в рамках комплексных мер по стабилизации внутренних цен на социально значимые продукты и направлено на обеспечение продовольственной безопасности России. Решило ли это проблему или всё же нельзя всё время импортировать, играть с квотами, может пора заняться увеличением поголовья? Начать производителей импортировать?


— Тарифные квоты на замороженную говядину и свинину являются временной мерой и реакцией на рост цен на данные продукты на внутреннем рынке. Очевидно, что целью является попытка сдержать рост цен на краткосрочном этапе. Безусловно, надо увеличивать поголовье, особенно это касается КРС, где у России по-прежнему есть проблемы. В 2022 году, по официальным заявлениям, данные меры планируется отменить.


— Санкционная война длится уже не первый год. К известному «белорусскому пути» добавились ещё какие-то пункты проникновения? И приведёт ли интеграция законодательства с Республикой Беларусь к снижению грузопотоков с санкционкой?


— Ну, кроме Беларуси есть ещё Казахстан. К сожалению, никакой статистики этого явления не существуют, но подразделения контроля за ввозом и оборотом товаров регулярно изымают такую продукцию на внутреннем рынке. Каких-то радикальных изменений нет, но есть подозрения, что санкционная продукция может ввозиться как реэкспорт из стран, откуда ввоз таких товаров разрешён. Что касается интеграции законодательства, то все меры по запрету ввоза отдельных видов продукции введены в соответствии с российским законодательством, и, наоборот, скорее интеграция способствует ввозу санкционных товаров, так как при наличии таможенной границы с Беларусью эту проблему было бы гораздо проще решить.


— Насколько реальна вообще интеграция таможен России и Беларуси, и какие подводные камни нас ждут с точки зрения увеличения числа преступлений?


— Думаю, что до интеграции таможенных органов ещё далеко, хорошо бы, для начала наладить их эффективное взаимодействие. У любых контрольных органов может быть только единый центр управления.


— Введение электронных таможен в реальности улучшило ситуацию на пунктах пропуска? Кажется, ФТС с гордостью отзывалась о ЦЭДах, но реальность всегда отличается. Ведь степень удовлетворённости бизнеса имеет большое значение особенно в условиях кризиса. С кем торговать комфортней, туда и повезут товар.


— Создание системы ЦЭДов — важный шаг на пути совершенствования таможенного администрирования. На сегодняшний день декларанты лишились, кроме установленных случаев, подавать декларации в «удобные» для них таможни. Пока механизм ещё полностью не отлажен, но думаю, в будущем это произойдет.


— В качестве заключительного вопроса. Когда-то интернет взорвал скандальный клип владивостокской таможни. С той поры ведомство изменилось в лучшую сторону? Стало ли более бизнес-ориентированным?


— Думаю, ведомство изменилось. Как раз, создание ЦЭДов, разделение документального и фактического контроля во многом способствовало снижению коррупционных рисков. Конечно, полностью искоренить это явление вред ли удастся, но применение информационных технологий во многом этому способствует. Кроме того, наметилась еще одна тенденция — замена человека «искусственным интеллектом» там, где это возможно. Это же закреплено Стратегией развития таможенной службы до 2030 года.

Похожие записи

Суточные цыплята прошли таможню в ускоренном режиме

Суточные цыплята прошли таможню в ускоренном режиме

Дефицита яиц пока не ожидается

Дефицита яиц пока не ожидается

Черепах отправили домой

Черепах отправили домой

Владимир Голичков: пчёлы это не просто мёд, это философия

Владимир Голичков: пчёлы это не просто мёд, это философия