Алексей Якушев: «Наш фермер противостоит сразу двум монстрам»

Алексей Якушев: «Наш фермер противостоит сразу двум монстрам»

Российский фермер Алексей Якушев из Никольского-на-Черемшане, прославившейся на весь мир подсолнечным маслом «Новичок», в своём интервью специально для «РосАгроЭко» рассказал о жизни малых фермерских хозяйств.


РосАгроЭко: Расскажите, пожалуйста, как вы стали фермером?


АЯ: Фермерством я начал заниматься по чистой случайности, а вообще я инженер-технолог прядильщик, в недавнем прошлом конструировал нетканые материалы. Мои работы представлены в АвтоВАЗе, Renault, Volkswagen и в Toyote, а также в швейной и мебельной промышленности. Фермерство же было моим хобби, которое позже переросло в профессию.
Дело было так. Решили мы с тестем посадить картошку 13 лет назад. Но для этого нужно было найти пай моего тестя, а найти мы его не смогли. По деревне пошёл слух, что мы скупаем паи, и бывшие уже колхозники принесли мне свои. Стали мы думать, что с этим делать. В итоге решили посеять пшеницу, вырастили урожай и так и пошло.

А ещё через некоторое время собрали урожай подсолнечника, сдали на переработку, но нам за него предложили слишком низкую цену. Тогда я решил выпускать масло сам. В итоге моё фирменное масло «Новичок» известно по всему миру. После так называемого отравления Скрипаля, запад стал требовать продемонстрировать им «Новичок». Вот я и решил показать им экологически чистый «Новичок». Масло с витаминами, холодного отжима. Семечки выращены без удобрений. И ко мне слетелись представители ведущих СМИ, включая New-Your Times, Daily News, Russia Today. Так село Никольское-на-Черемшане, что в Ульяновской области, стало Меккой для журналистов со всего мира.

РосАгроЭко: Тяжело ли быть фермеров? И какая из двух позиций вам ближе: «государство должно помогать» и «лишь бы государство не мешало»?

АЯ: Мы, как известно, живём не на отдельной планете, а в мировом сообществе. Если мировая цена на зерно упала, то упадёт она и внутри страны. Если европейского фермера субсидируют, то он более конкуретноспособен, чем наш фермер. И как мы можем конкурировать с накачанным деньгами европейским фермером, если в себестоимость европейской продукции не заложены расходы, которые закладывает российский фермер, а это и закупка сельскохозяйственной техники, и много-много чего. В итоге наш фермер вынужден экономить и на технике, и на зарплате людям. Всё это уже сказывается на благополучии села.

Ситуация усугубляется ещё и тем, что наше государство помогает больше холдингам. В конечном счёте, наш фермер противостоит сразу двум монстрам: европейской экономике и крупным российским холдингам, олигархам, завладевшим гектарами земли. И что мы имеем? В бескрайней стране России фермеров в два раза меньше, чем в плюгавенькой Польше.

Приведу пример. Когда я начинал заниматься фермерством, то рядом со мной было порядка шести фермеров, которые учили меня уму-разуму. В итоге я всё освоил, работаю, а их уже нет. Кто-то разорился, кто-то не выдержал этой жизни и умер. Так я и остался один, как последний герой из известной передачи.


РосАгроЭко: Проблема в инфраструктуре? Из-за чего люди не едут на село?

АЯ: Чтобы люди поехали на село, нужен комплексный подход. Дороги, газ, электричество — это однозначно необходимо. Нужна ещё и работа, ведь селяне обворованы не только за счёт отсутствия у них всех доступных прочим жителям страны благ, но ещё и отсутствием работы. Что такое фермер? По статистике одно сельское рабочее мест даёт ещё минимум три для всей деревни. Вот у меня работает человек десять в хозяйстве. Кому-то из них надо машину починить, а кому-то дом построить. Заработав у меня, они дают работу другим.

А вот у холдингов принцип работы иной. Сельских жителей они не нанимают, а используют вахтовый метод. Начался сезон сбора урожая — завезли бригаду, урожай собрали и уехали. В итоге село вымирает, и ни газ, ни электричество ему уже не помогут. Это ещё хорошо, если рядом находится город, и дома скупят дачники. Но если далеко от города, то в таком случае оно обречено.
Поэтому холдинги следует реорганизовать, обязав их брать на работу из расчёта на тысячу гектар как минимум 10 человек из близлежащих сёл. Ведь фермеров обязательно надо поддерживать, развивать и переработку продукции. Вот я, например, изготовляю масло, тем самым, я даю работу селу не только по выпуску сельхозпродукции, но и по её переработке. Вот почему фермеры очень нужны и важны.

Кроме того фермеры обеспечивают рост населения. Ведь в городе даже в самые лучшие советские времена коэффициент рождаемости был 1,8. Это означает, что среднестатистическая средняя семья не имела больше двух детей, а на селе рождаемость всегда была высокая. Иными словами Россия всегда прирастала селом. Сейчас мы разрушаем село, лишая людей работы. Как дальше будет существовать Россия, когда исчезнет молодёжь на селе? Но оно уже вымирает. Если же село вымрет село, то будущего у страны не будет.

РосАгроЭко: Приносят ли пользу отраслевые союзы?

АЯ: В большинстве деятельность отраслевых союзов заканчивается пустой болтовней. Ещё лет пять назад я полагал, что, если я выступлю на ежегодном съезде АККОР, и мне выслушает присутствующий там заместитель министра, то что-то непременно изменится. Но в действительности людей выслушивают ради галочки, и ничего не меняется.


Вообще, убеждён, что если ты что-то критикуешь, то должен что-то предложить. Я критиковал АККОР. А взамен я предлагаю организацию «Народный фермер» сыровара Олега Сироты, потому что она живая и не обросла бюрократия. Представители организации приезжают к фермерам, включая новые территории Донецка и Луганска. Надеюсь, что Олег Сирота добьётся успеха.
Сам я работаю в аграрном комитете организации Опора России. И в этой организации меня услышали. Полагаю, если мы объединим и Опору России, и Народного фермера, то из этого непременно что-то получится!

РосАгроЭко: Что вы думаете о появлении агроклассов, о «Школе фермера», которая предлагает комплексное обучение от агрономии до маркетинга?

Я и сам предлагал создавать при школах кружки «Юный фермер». Фермер он ведь и агроном, и механизатор, и коммерсант, и отец семейства. Нельзя научить ребёнка чему-то одному. Ведь умение вырастить помидор не делает молодого человека фермером. Кроме того нужно привить ребёнку с малых лет семейные ценности, пояснить что-то такое многодетная семья.

Мы сами сейчас организуем в местной школе подобный кружок. И столкнулись с тем, что в нашей системе образования запрещено сажать ребёнка на трактор. В то время как наш конкурент, американский фермер обучает малышей управляться с сельхозтехникой с самого детства. Такими законами мы сами обрекаем село на вымирание, а фермеров на исчезновении.

Касаемо «Школы фермера», которая была создана при участии Россельхозбанка, должен сказать, что единственным минусом является тот факт, что обучают они уже сформировавшихся людей, которые уже чего-то достигли, а упор нужно делать на молодёжь. Хотя, бесспорно, проект этот хороший и в том числе является способом привлечения новых клиентов в банк.

РосАгроЭко: На примере вашей семьи, удаётся ли достичь поставленной цели и оставить детей на селе?

АЯ: Мой старший сын с самого начала хотел жить и работать в городе, тем более он застал те времена, когда мы ещё работали на старой технике и трудились днями и ночами. Учится он сейчас в Питере, пошёл по моим стопам, станет текстильщиком. А ещё он прекрасно поёт. Но у меня есть и другие сыновья, которым нравится заниматься сельским хозяйством и кто-то из них, наверняка, останется на селе.

РосАгроЭко: Кстати, а как дела обстоят с техникой в сегодняшней ситуации?

АЯ: Я на себе меньше всего ощутил какие-либо проблемы, потому что в моём хозяйстве используется модернизированная советская техника, современная отечественная, а также белорусская. Основная проблема с запчастями. Многие запчасти в белорусских комбайнах немецкие. Пришлось искать бывшие в употреблении и дотачивать у токарей.
Вот, например, трактор «КА-525», который мы ласково зовём Кирюшей, купленный пару лет назад обошёлся мне в 6,5 млн, а сейчас такой же стоит порядка 13 млн. Но доходы-то у нас не выросли в два раза, а скорее упали из-за снижения цен на зерно. Потому купить новую технику фермеры не могут.


Единственный способ обновить парк техники, это обратится в Росагролизинг, который предлагает рассрочку платежей.


РосАгроЭко: Цены на удобрения ведь тоже выросли…

АЯ: Я вообще не использую удобрения в своём хозяйстве, и пока другие фермеры стонут из-за взлетевших цен, я им говорю: «Переходите на экологически чистое производство, выращивайте без химии пшеницу, не травите других и себя».


Беседовала Александра Турчанинова

Похожие записи

Светлана Дувинг: «Современные мегаполисы находятся в системном кризисе»

Светлана Дувинг: «Современные мегаполисы находятся в системном кризисе»

Алексей Безуглов: «Сейчас практически каждый квадратный метр распахан и засеян той или иной культурой»

Алексей Безуглов: «Сейчас практически каждый квадратный метр распахан и засеян той или иной культурой»

Алексей Зиновьев: Систему СПО ждут кардинальные перемены

Алексей Зиновьев: Систему СПО ждут кардинальные перемены

Алексей Губин: «Кроме Китая, активно развивается торговля с Турцией и Ираном»

Алексей Губин: «Кроме Китая, активно развивается торговля с Турцией и Ираном»