Светлана Дувинг: «Современные мегаполисы находятся в системном кризисе»

Светлана Дувинг: «Современные мегаполисы находятся в системном кризисе»

Генеральный директор Национального агентства устойчивого развития, главный редактор медиа-ресурса «Зелёный город», эксперт Общественного совета при городской думе г. Тарусы Светлана Дувинг в своём интервью специально для «РосАгроЭко» рассказала о том, почему покинула столицу и какие перспективы есть у внутреннего туризма.

РосАгроЭко: Светлана, несколько лет назад Вы покинули столицу и перебрались в самый поэтичный город России, Тарусу,  имеющий статус природно-архитектурного заповедника. Как ощущения? Назад не хочется вернуться?

 СД: Назад вернуться не хочется. Поясню, почему. Мы с супругом осознали, что современные мегаполисы находятся в системном кризисе. Наверное, к этому пониманию мы пришли в силу того, что работаем в сфере экологического строительства и зелёной урбанистики. Итак, какие проблемы сказывались на качестве нашей жизни, да и не только нашей, конечно же.

Первое —  это чрезмерная урбанизация и разрастание городской застройки. Слишком много времени уходит на перемещение из точки А в точку Б. И как бы люди не пытались решить эту проблему, поселившись ближе к работе или к школе ребёнка, но всё равно охватить все необходимые объекты инфраструктуры невозможно. Второе — это пробки, в которых чувствуешь себя достаточно некомфортно.  И третье — это экологическая составляющая, которая, возможно, обычным горожанам не видна. Четвёртое — это социальная проблема, которая на языке психологов называется «одиночество в толпе», когда твоя жизнь тратиться на перемещение на работу и с работы, а времени на тёплое дружеское общение не остаётся.

При том, что моя работа заключается в том самом общении, но общение это профессиональное, не дающее душевного тепла и близости.  Со своей подругой, с которой мы вместе переехали из Саратова в Москву лет 15-ть назад,  я могла увидеться всего раз в месяц. Надо сказать, что и Саратов — город не маленький, население достигало 918 тысяч человек в 1987 году.  Опыта проживания в таких маленьких городах, как Таруса, в котором официально зарегистрировано всего 9918  человек, у меня не было. В летний период количество  населения возрастает примерно в 3 раза. В зимний  период в Тарусском район проживает примерно 15 000 человек, а в летний  около  100 тысяч. Это связано с дачной миграцией, ведь Таруса — очень популярное место, куда приезжает большое количество москвичей.

Кроме того, мы хотели жить в своём доме с садом. А в Москве это почти что нереально, даже при том, что мы снимали дома в паре километров от МКАД, но стоило его пересечь, как мы сталкивались с вышеперечисленными проблемами. Рассматривали мы и экопоселения, но достаточно быстро поняли, что это не вариант, ведь задача силами 100-200 человек построить, по сути, микрогород, почти невыполнима. К сожалению, качество жизни в таких местах оставляет желать лучшего, хотя старания энтузиастов достойны высочайшей похвалы.

И вот однажды меня пригласили в Калугу выступить на форуме по экологическому туризму, а следом я отравилась к друзьям в Тарусу. И те уже познакомили меня с тарусским сообществом. И тогда я поняла, как это было правильно, ведь в малых поселениях социальная закрытость довольно сильная. Спустя время мы познакомились с теми, кто перебрался до нас, но у них ещё не были налажены связи.

В Тарусе мы нашли именно то, что искали. И первое — это очень красивая природа. Конечно, сейчас Таруса не является полноценным экогородом, но у неё есть для этого всё необходимое. Одна московская дачница как-то проводила оценку качества местной жизни. Она высчитывала процент застройки и зелёных территорий. Так вот в Тарусе 47% площади приходится на зелёные территории, а 53 % на застройку. Недаром Тарусу зовут городом-садом. С точки зрения градостроения здесь преобладает индивидуальная частная застройка. Есть в Тарусе квартал,  с многоквартирными домами, который строился по типу наукограда, а это, прежде всего хорошая планировка с большим количеством зелени и зонами отдыха. Таруса всегда привлекала людей творческих за счёт живописного ландшафта, иллюстрируя собой ёмкое выражение «природа в городе».

Кроме того вся социальная инфраструктура находится в шаговой доступности: садики, школы, поликлиники, магазины, культурные и досуговые центры. Я до сих пор не могу поверить, что так можно жить на самом деле! Я живу в пяти минутах от концертного зала!

Но есть и общественный транспорт. В том числе можно легко добраться до Серпухова на маршрутном такси, а оттуда доехать до Москвы на современном экспрессе.

И, конечно, прекрасное общество, ведь Таруса знала не одну волну культурной миграции, начиная с Марины Цветаевой в 20-х годах прошлого века, диссидентов 60-х годов, которые выходя из лагерей, вынуждены были жить за 101 километром, а также волны 90-х годов, состоящей из людей, добившихся успеха.

РосАгроЭко: Сейчас Вы можете сравнить экологическую обстановку в Москве и в Тарусе? Ведь уехав от одних проблем, Вы могли узнать о других. Я имею в виду зарастание заброшенных сельхозземель борщевиком, незаконные свалки, загрязнение водных ресурсов и тому подобные вещи.

СД: Глобальных проблем нет, так как нет и промышленности. Потому качество воздуха очень высокое. Но были проблемы с зарастанием земель борщевиком, однако, общими усилиями нашей волонтёрской команды их удалось решить. Была также проблема с канализационными стоками. В своё время была неправильно спроектирована канализационная система, из-за чего стоки сливались прямо в Оку. Но и это осталось в прошлом, в том числе благодаря нашей деятельности.

РосАгроЭко: В прошлом году появился термин «сельский туризм», куда смело можно отнести и эко-туризм.  Кажется, что потенциал у нашей страны огромный… Что нужно сделать, чтобы наши туристы сменили Египет на Крым? Каких проблем больше во внутреннем туризме: с уровнем комфорта, с неумением себя продвигать?

СД: Мы открыли несколько туристических проектов в Тарусе: чайную «Второе дыхание», литературный мини-отель «Поэтический хостел», а также я запустила туристическое агентство.

Качество инфраструктуры, как городской, так и пространственной, является одной из главных системных проблем. И на примере Тарусы это особенно видно, ведь наши основные клиенты — это москвичи, которые уже побывали за рубежом и видели как надо и как может быть. И потому, приехав в наш город и столкнувшись с отсутствием общественных туалетов, они приходят в некоторое замешательство. А проистекает это из-за проблем с бюджетом малых городов, в которых зачастую не хватает на самое необходимое, а о дизайнерских решениях и мечтать не приходится. Нехватка ресурсов на создание туристической инфраструктуры достойного качества приводит к снижению популярности внутреннего туризма.  А ведь уже давно не советские времена, когда люди довольствовались малым.

Кроме того, местные жители, которые всю жизнь живут в малых городах, часто не обладают нужными компетенциями для развития бизнеса. Они просто не могут подать, «упаковать» услуги туристического бизнеса. При этом они жалуются, что работать негде, совершенно не замечая толпы приезжих, которые бегают по городу в летний период и которым можно что-то предложить, как это сделали мы. Но как мне кажется, это общая проблема, свойственная провинции.

Также постоянная жизнь в уездном городе, когда просто нет другого примера, когда давит безнадёжность провинции, приводит к тому, что человек, даже съездив во Францию, вернувшись, открывает замечательное кафе, но не понимает, что нужно облагородить территорию рядом.

И бесспорно, до сих пор сказывается наследие советского периода и пресловутой бесхозяйственности.

РосАгроЭко: В эти непростые дни все внезапно заговорили о продовольственной безопасности, об экологии. Однако наша страна сильно отстаёт по различным экологическим решениям от западных стран. Как вам кажется, насколько у нас будет развиваться «зелёное фермерство», реально ли это в нашей стране или насколько общественное сознание готово к тому, что нужно оберегать природу?

СД: События в общественно-политическом поле в последний год отбросили нас далеко назад, а вопросы экологии остались за горизонтом человеческого интереса. Кроме того россиян очень сложно убедить в наличии проблем с экологией. У нас огромные природные территории и людям кажется, что всё в порядке. Также влияет и низкий уровень жизни. В больших городах в допандемийное время экологическое сознание росло, однако, пандемия сделала своё дело. Ведь самая большая проблема лежит в «головах», в необходимости влиться в экологическое сообщество.

РосАгроЭко: И напоследок, желаю вам, чтобы с вашей помощью Таруса стала городом, воплощающим устойчивое развитие.

 СД: Спасибо. Моя мечта вернуться к теме устойчивого развития. Для меня  это смысл жизни.

Беседовала Александра Турчанинова

Похожие записи

Леопардов в нашей стране становится больше

Леопардов в нашей стране становится больше

В Международный День птиц Минприроды рассказывает о верности у журавлей

В Международный День птиц Минприроды рассказывает о верности у журавлей

Минприроды оценило динамику рождаемости пятнистой нерпы

Минприроды оценило динамику рождаемости пятнистой нерпы

Появились новейшие данные об изучении Арктики

Появились новейшие данные об изучении Арктики