Сергей Митрохин: «Вместо того чтобы застраивать промзоны «хуснулльниками», лучше развивать там сити-фермерство»

Сергей Митрохин: «Вместо того чтобы застраивать промзоны «хуснулльниками», лучше развивать там сити-фермерство»


Член Политической партии «Российская объединенная демократическая партия «ЯБЛОКО», депутат Мосгордумы, член комиссии Комиссия по градостроительству, государственной собственности и землепользованию Сергей Митрохин в беседе с «РосАгроЭко» поделился своим мнением о новых трендах в сельском хозяйстве и рассказал об уроне, наносимом окружающей среде московскими чиновниками.


— Сергей Сергеевич, Вы известны как борец с незаконной вырубкой деревьев. Расскажите, пожалуйста, какая ситуация сегодня?


—Ситуация отличается в связи с разными видами вырубки. Ренновация действительно уносит с собой очень много деревьев, причём речь идёт о деревьях, которые служат «зелёным поясом» для домов. Потому говорить о количестве бессмысленно. Деревья, растущие под окнами, бесценны для жителей, а ренновация уничтожает их со страшной силой. Кроме того у нас с некоторых пор действует облегчённая система выдачи порубочных билетов. Если у вас есть разрешение на строительство, то получать такой билет больше не нужно. Это решение Правительства Москвы резко ослабило защиту для зелёных насаждений. И не только под реновацию.


Недавно в центре Москвы вырубили большой сквер в районе Ольгинской больницы, которая перешла в частные руки вместе с этим сквером. Организация, которая получила в собственность больницу, проводит её реконструкцию. Все разрешения выдал департамент культурного наследия. И это несмотря на то, что у больницы и сквера имеется охранный статус! Я в своё время добился того, чтобы больница была включена в реестр объектов культурного наследия. Однако 150 деревьев были вырублены с разрешениями от Департамента природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы.


— Известно, что регионы часто копируют столицу. Реновация так реновация, вырубка так вырубка?


— Ситуация масштабируется депутатами Государственной думы за счёт поправок в градостроительный кодекс. Кстати, ситуация с порубочными билетами сложилась тоже из-за поправок в упомянутый кодекс. Ведь раньше билет следовало получать при любой рубке. Но у нас всё делается для строителя, чтобы он легко мог снести всё на своём пути. Чтобы было строить легко и просто никто не должен мешать застройщику: ни история, ни культуры, ни зелёные насаждения.


— Есть ли здесь лоббизм со стороны застройщиков?


— Я думаю, что здесь лоббизм не столько со стороны застройщиков, сколько со стороны московских чиновников, что наглядно видно на ситуации с принятием закона о реновации на федеральном уровне. Правительство Москвы само способно оказать влияние на федеральное законодательство, не нуждаясь для этого в поддержке со стороны бизнеса.


— Сельское хозяйство нередко наносит урон окружающей среде. Москва и Подмосковье с точки зрения экосистем — почти что единое пространство. Насколько в Москве ощутимы последствия загрязнений в Подмосковье и наоборот?


— К примеру, губернатор московской области Андрей Воробьёв выпустил программу «50 парков для Подмосковья, которая была выпущена в форме презентации на сайте администрации области. Он хочет превратить леса области в парки. По его задумке их будут благоустраивать по московскому образцу: закладывать плиткой и закатывать рулонным газоном. Это освоение бюджетных средств — любимое занятие чиновников. Я уже написал в природоохранную прокуратуру г. Москвы обращение с требованием проверить законность программы «50 парков», ведь это нанесёт вред не только области, но и Москве, так как для нас леса Подмосковья — это ее зелёная защита.


— Есть мнение, что сейчас не горожане едут на село, а село в некотором смысле наступает на столицу, но в формате сити-фермерства. Как по-Вашему, внесёт ли сити-фермерство или, проще говоря городские фермы, свою лепту в продовольственную безопасность?


— С точки зрения продовольственной безопасности сити-фермерство не даст ничего. Это настолько мелкий прирост продукции, что в обозримой перспективе на 10-20 лет сити-фермерство ничего не изменит. А вот с точки зрения продовольственной независимости, возможности выбора, экологической чистоты, я считаю, это востребованное направление. С этой точки зрения сити-фермерство нужно поощрять. И не будем забывать о развитии высоких технологий, без которых заниматься сити-фермерством невозможно. Само явление становится драйвером роста для развития высокотехнологических кластеров, что приведёт к взаимному сцеплению высокотехнологических отраслей.


— Обратная сторона городских ферм — это высокое потребление электроэнергии. Где найти грань между разумным применением этой технологии и вредоносным?


— Полагаю, затраты электроэнергии на сити-фермерство не сопоставимо малы с затратами на традиционное сельское хозяйство. Кроме того это ещё и рабочие руки, это развитие предпринимательства. В условиях существующей скрытой безработицы сити-фермерство является очень полезной вещью.


— Вертикальное озеленение часто идёт рука об руку с городскими фермами. Нужно ли вертикальное озеленение столице в нашем климате?


— Я не такой скептик по данному вопросу. Ко мне приходили люди, которые выращивают в Москве виноград. Конечно, у нас суровые климатические условия, но при использовании современных технологий можно где угодно выращивать какую угодно культуру.


— Какие помещения в столицу Вы бы отдали под городские фермы?


— У нас есть промзоны. К сожалению, пока проводится политика застраивания этих площадей жильем. А ведь там можно развивать малый бизнес, что успешно доказали некоторые промзоны, отданные предпринимателям, где появились рестораны, кафе, парикмахерские. В эту дружную семью малого бизнеса может успешно вписаться и сити-фермер и выращенную продукцию там же продавать соседнему кафе. Но это тонкая настройка, которой наши чиновники заниматься не любят. Им проще отдать её какому-нибудь инвестору, чтобы он застроил её вот этими унылыми, нет, не поворачивается язык сказать домами. Я называю это «хуснульники». Их ещё называют «человейники», но в этом есть некое пренебрежение к человеку. Вместо того чтобы застраивать промзоны «хуснулльниками», лучше развивать там сити-фермерство.


— С точки зрения законодательства как это могло бы быть оформлено? Это КФХ или это ИП, если мы говорим о городе?


— Не думаю, что нужна какая-то особая категория. ИП вполне достаточно. Но и поддержка должна быть, при этом не обязательно только финансовая. Город может сдавать предпринимателю площади по нулевой ставке в течение нескольких лет, пока такой коммерсант не встанет на ноги.


— В столице ситуация с раздельным сбором мусора улучшилась за последнее время?


— Ситуация с раздельным сбором у нас пока на ранней стадии. Во-первых, я, как житель столицы, сам прекрасно вижу, что за сегрегацией мусора никто не следит. Кроме того у нас всего две опции: смешанные отходы и вторсырьё. В любой европейской стране предполагается отдельно выбрасывать стекло, металл, бумагу и т. п.


—Допустили бы вы в столице завод аналогичный заводу Шпиттелау в Вене? Как известно, завод интегрирован в городскую систему теплоснабжения и штатно производит 60 МВт тепловой энергии.


— Если бы речь шла о таких высоких технологиях, как в Вене, то можно было бы хотя бы обсудить с экспертным сообществом и гражданским обществом. Но проблема вся в том, что к нам всегда перетаскивают те технологии, которые в Европе уже давно не используют, так как они грязные и от них отказались. А перетаскивать новейшие никто не хочет, ведь они дорогие. Поэтому лучше занять категорическую позицию против мусоросжигания. Я сам являюсь противником мусоросжигания, так как в атмосферу выделяется диоксин.


Поймите, у нас не решены некоторые базовые вопросы защиты окружающей среды. Открытая честная статистика заболеваний, связанных с загрязнениями окружающей среды, где она? Любая европейская больница обязана её публиковать. Информация о том, из-за чего умирают и болеют люди, засекречена. И пока загрязнитель будет платить мизерные деньги за вред, которые он наносит, ситуация не изменится.


— Напоследок: где грань между политикой и экологией? Т.е. призывы всем стать вегетарианцами, к примеру, сколько здесь реальной необходимости, сколько демагогии, ведь чрезмерное потребление растительной пищи также приведёт к истощению земель.


— Выращивание животных можно сделать экологически чистым. А грань начинается там, когда от круглых столов мы переходим к реальным конфликтам. Когда бизнес хочет построить мусоросжигательный завод, а жители против, вот тут должны вмешиваться политики и вставать на сторону жителей, а не наоборот. И без политики решить экологические проблемы невозможно.


Беседовала Александра Турчанинова

Похожие записи

Владимир Голичков: пчёлы это не просто мёд, это философия

Владимир Голичков: пчёлы это не просто мёд, это философия

Алексей Красильников: фермеры получат компенсацию в размере 70 процентов при приобретении новых отечественных сортов

Алексей Красильников: фермеры получат компенсацию в размере 70 процентов при приобретении новых отечественных сортов

Фермеры в Приморье получили компенсацию за добытый леопардом скот

Фермеры в Приморье получили компенсацию за добытый леопардом скот

Злоумышленнику пресекли возможность поохотиться на кабаргу

Злоумышленнику пресекли возможность поохотиться на кабаргу